23:16 

А вы уже видели эту прелесть? ))))

Remmi
Я не вступаю в безнадежный бой. Я просто - в бой. И дальше - как получится. (с) Альвар
Палочка и вилка (кроссовер Доктор Хаус/ Гарри Поттер)

Кадди: Это шелковая блузка!
Хаус: Прости, я был слишком ослеплен ее фасоном, чтобы заметить материал.
Кадди: Ты облил водой мою шелковую блузку!
Хаус: Поправка. Я выстрелил в тебя из водяного пистолета.
Кадди: Я вычту стоимость этой вещи из твоей зарплаты.
Хаус: Теперь я должен оплачивать твою одержимость кофточками с глубоким вырезом?
Кадди: Отдай мне пистолет.
Хаус: Не отдам. Мне скучно!
Кадди: Прекрасно, я тебя развеселю. Мужчина, около сорока пяти лет. Потерял сознание в супермаркете. Сахар в крови понижен.
Хаус: Скучно!
Кадди: Печень увеличена, в легких шумы. Анализ на токсины выявил содержание опиатов.
Хаус: Ты теперь всех наркоманов будешь посылать ко мне? Скучно!
Кадди: Он сломал рентгеновский аппарат.
Хаус: Вколите ему галоперидол.
Кадди: Не прикасаясь к нему.
Пауза.
Хаус: В каком смысле?
Кадди: Ему делали три снимка, все засвечены. За весь день аппарат барахлил только на нем.
Хаус: Интересно, но не для меня.
Кадди: Если верить показаниям приборов, за два часа у него было три инфаркта, одна клиническая смерть, и еще пару раз просто останавливалось дыхание.
Пауза.
Кадди: Пульс стабильный, никаких шумов в сердце.
Хаус: Кто-нибудь уже просил его поджечь канистру с бензином без помощи зажигалки?
Кадди: Нет, это я предоставляю тебе.

Хаус: Итак, пациент, который, предположительно, может уничтожить мир. У нас две задачи: узнать, может ли он уничтожить весь мир, или только Джерси, и выяснить, что у него с печенью.
Тринадцатая: Нужно сделать анализ на бешенство.
Хаус: Да ну? Зачем?
Тринадцатая: У него на шее след укуса какого-то животного.
Тауб: Две маленькие ранки сбоку?
Тринадцатая: Очень смешно. Все горло спереди просто исполосовано. И ни одного шва. Такое впечатление, что какое-то существо с острыми зубами вцепилось ему в глотку, а он потом замотал шею платком и ждал, пока само заживет.
Форман: Это старый шрам. Будь у него бешенство, он бы уже умер.
Хаус: Интересно, у инопланетных жуков есть зубы? Хорошо, если у него злобная собака, то она могла кусать его больше одного раза. Анализ на бешенство и МРТ печени.
Форман: Хотите проверить, может ли он вырубить томограф?
Хаус: Хочу проверить его печень. Но с томографом может тоже забавно получиться. Что с его историей? Его родители тоже умели заводить автомобиль взглядом?
Тауб: Нет никакой истории. Он не назвал свое имя, документов при нем не было.
Хаус: И никаких билетов на автобус Земля – Альфа-Центавра? Жаль. Он не помнит свое имя или отказался его назвать?
Форман: Отказался назвать.
Хаус: Это не значит, что он его не забыл. Форман, поговори с ним, неврология – это по твоей части, кажется. Тауб, анализ на токсины и тяжелые металлы. А я разберу его вещи. Мы не можем обыскать его дом, потому что не знаем, где он живет, поэтому обыщем его карманы.

Форман: Вы знаете, какое сегодня число?
Снейп: Да.
Форман: И какое же?
Снейп: Третье июля.
Форман: Следите за светом… Как вас зовут?
Снейп: Это не имеет значения, я уже сказал.
Форман: Мы могли бы уведомить ваших родственников…
Снейп: Не могли бы. У меня их нет.
Форман: … друзей…
Снейп: Тем более. Когда меня отпустят?
Форман: Когда мы убедимся, что с вами все в порядке. Вы принимаете какие-нибудь наркотики?
Снейп: Наркотики?
Пауза.
Снейп: Нет, зачем?
Форман. Интересный вопрос. У вас в крови обнаружены опиаты.
Снейп: Опиаты?
Пауза.
Снейп: Да, я понял. Это компонент зелья… средства от головной боли. И… снотворного. У меня бывают мигрени, и я плохо сплю.
Форман: Вы часто забываете простые слова?
Снейп: У меня нет… номинативной афазии.
Форман: Но вы знаете такую болезнь.
Снейп: Чума. Холера. Оспа. Я знаю много болезней, которых у меня нет.
Форман: У вас шрам на горле, откуда?
Снейп: Этому шраму семь лет. Я уже упустил шанс умереть по этой причине, вряд ли он представился мне снова.
Форман: Вы не помните, верно?
Снейп: Помню. Просто вам не скажу.

Уилсон: Черные брюки. Черная водолазка. Черный пиджак. Черные носки и черные ботинки. Сейчас июль. Неудивительно, что он потерял сознание.
Хаус: Он был в супермаркете, там кондиционеры. К тому же тепловой удар не подходит. Так… У него нет часов, мобильного, плеера или айфона, потому что он вырубает всю электронику на расстоянии ста метров. Но вот почему у него нет никаких ключей?
Уилсон: Потому что он бродяга. Живет где-нибудь под мостом.
Хаус: Бродяга, у которого в кошельке триста пятьдесят долларов и дисконтная карта продуктового магазина. Занятно.
Уилсон: Носовой платок у него, во всяком случае, как у бродяги.
Хаус: Черные пятна. Интересно. Возможно, именно этим он и испортил себе печень. Надо будет сделать анализ. Ха! Он не вампир, он Ван Хельсинг. У него в нагрудном кармане серебряная вилка. Один удар – четыре дырки.
Уилсон: Интересно, а это что? Какие-то ремни, полированная деревяшка…
Хаус: Постой, это же… Да, точно, это волшебная палочка. Сим-салямбим! Крибле-крабле-бумс! Не работает, к сожалению.
Уилсон: Сорокалетний мужчина ходит по улицам с волшебной палочкой, пристегнутой к руке. По-моему, надо сдать его психиатрам.
Хаус: Я еще с ним не закончил.
Уилсон: Ты с ним никогда не закончишь, пока не поймешь, что ты ищешь. Уж явно не диагноз. Он здоров.
Хаус: Этого мы не знаем. Как ты думаешь, это настоящее золото?
Уилсон: Можно проверить. Никогда не видел таких монет. Надпись на английском.
Хаус: Если она африканская, то у нашего друга-волшебника может быть целая куча интересных инфекций. Я ищу диагноз. И найду диагноз.

Тринадцатая: Вы когда-нибудь выезжали из страны?
Снейп: До того, как я в нее приехал, или после?
Тринадцатая: Просто перечислите мне страны, в которых вы были.
Снейп: Незачем.
Тринадцатая: Вы этого не знаете.
Снейп: Знаю. Я не был ни в Африке, ни в Азии, ни в Южной Америке. Когда я смогу отсюда уйти?
Тринадцатая: Когда мы выясним, чем вы больны.
Снейп: Учитывая ваши темпы, это звучит не слишком обнадеживающе. В этой больнице всегда все ломается с таким редкостным постоянством, или только мне так повезло?
Тринадцатая: Извините. На самом деле, этот томограф полностью исправен, не знаю, что с ним случилось.
Снейп: Я смотрю, вы ничего не знаете. Я хотел бы отсюда уйти, пока ваше незнание не сказалось на мне как-нибудь драматически.
Тринадцатая: Если вы волнуетесь за свою собаку, то, может быть, стоит дать кому-нибудь ваш домашний адрес?
Снейп: С чего вы взяли, что у меня есть собака?
Тринадцатая: У вас след от укуса на горле и на колене.
Снейп: Это были разные животные. И определенно не домашние.
Тринадцатая: Вы работаете с дикими животными?
Снейп: Прекрасное определение. К счастью, больше нет.

Тауб: Давно у вас этот кашель?
Снейп: Три дня. Вы что, без ваших хитроумных приспособлений неспособны распознать обычную простуду?
Тауб: У вас на работе есть кондиционер?
Снейп: Есть… как это называется… вытяжка.
Тауб: Где вы работаете?
Снейп: Не ваше дело.
Тауб: Если у вас легионелла, то другие люди тоже могли заболеть.
Снейп: Я работаю один.
Тауб: Почему вы не хотите ничего рассказывать о себе?
Снейп: Потому что не хочу.
Тауб: У вас ранка на руке, откуда?
Снейп: Ударился, когда упал. Ерунда.
Тауб: Выглядит свежей.
Снейп: У меня плохо заживают царапины. Что вы хотите найти у меня в крови?
Тауб: Причину вашей болезни. Наркотики, тяжелые металлы, яды, пестициды… И еще я возьму анализ на ВИЧ, если вы не возражаете.
Снейп: Это еще что?
Тауб: Не знаете, что такое ВИЧ? Интересно. Это вирус иммунодефицита человека, болезнь, вызывающая нарушение иммунитета. Передается половым путем или через кровь.
Снейп: Половым путем?
Тауб: Через незащищенный секс.
Снейп: Неужели кто-то действительно… Нет, стойте, забудьте, что я об этом спросил. Не думайте о том, что я сказал. Не хочу этого знать. Через кровь, определенно.
Тауб: Вы хотите сказать, что у вас ВИЧ?
Снейп: Никогда не понимал этой страсти к аббревиатурам. То, что вы так называете, да, очевидно.
Тауб: И вы молчали?
Снейп: Я почему-то предполагал, что это вы должны мне рассказывать, чем я болен, а не наоборот.
Тауб: Я тут у вас кровь беру, между прочим. Могли бы меня предупредить, что я могу заразиться.
Снейп: Я не намерен вас кусать. И то второе, что вы сказали – тоже не собираюсь.

Хаус: Ну что, он сломал томограф?
Тринадцатая: Нет. (Пауза). Просто выключил.
Хаус: Прекрасно. Значит, нам остаются старые добрые традиции медицины девятнадцатого века. Позовите меня, когда будете пускать ему кровь. Форман, что там с неврологией?
Форман: Он говорит с большими остановками, забывает простые слова. Определенно какие-то проблемы с височной областью.
Тринадцатая: Или с английским языком. Он мне сказал, что он эмигрант.
Хаус: Из какой страны?
Тринадцатая: Это он отказался уточнить. Судя по его носу и цвету волос, я бы сказала, что это Сербия или Болгария. Может быть, Греция.
Хаус: Вот это я понимаю – занимательная география. Интересно, а из какой страны у нас Тауб?
Тауб: Из страны, где есть возможность сделать анализ крови. Наш загадочный приятель, похоже, работает на свалке химических отходов. У него в крови есть мышьяк, ртуть, сурьма, сера, свинец и совсем чуть-чуть серебра и золота. Но никаких пестицидов, в виде исключения. И еще у него ВИЧ.
Тринадцатая: Что?
Хаус: Вот это действительно неожиданно. Анализ сделали в «скорой»?
Тауб: Нет. Он сам мне сказал.
Хаус: Ты определенно вызывал у него доверие. Вероятно, вы действительно родом из одной страны.

Форман: Он тебе нравится, верно?
Тринадцатая: Кто именно?
Форман: Парень с носом.
Тринадцатая: Слишком широкая категория. Честно говоря, за все время моей медицинской практики я только один раз видела парня без носа, но если мы говорим о нем…
Форман: Пациент, который сломал томограф.
Тринадцатая: Ты серьезно?
Форман: Да.
Тринадцатая: Мне не нравятся мужчины, у которых волосы длиннее моих.
Форман: Однако тебе не хочется, чтобы у него были проблемы с мозгом. Или ВИЧ.
Тринадцатая: А тебе хочется?
Форман: Я хочу найти объяснение его симптомам. Рак, ВИЧ, опухоль мозга – это все скверные ответы, но есть кое-что хуже. Отсутствие ответа. Нельзя вылечить человека, не зная, чем он болен.

Хаус: У нас новый симптом. Наш пациент – лжец.
Форман: С каких это пор вы считаете это симптомом, а не естественным состоянием человечества?
Хаус: Все лгут. Но не все лгут, что у них ВИЧ.
Тауб: Что?
Хаус: Пришли результаты анализов. Он чист. Дифференциальный диагноз, народ. Симптомом чего является такая ложь?
Форман: Синдром Мюнхгаузена.
Тринадцатая: Тебе все-таки хочется, чтобы у него были проблемы с мозгом, верно?
Форман: Зато тебе этого почему-то не хочется. Интересно, почему.
Тринадцатая: Он вчера весь день твердил, что здоров и хочет уйти. Мюнхгаузен так не проявляется.
Хаус: Твоя версия?
Тринадцатая: Он знает, что чем-то болен, но не знает, как оно называется по-английски.
Хаус: Напомни мне, чтобы я велел Уилсону купить тебе шоколадку. Тауб, с чего ты вообще решил делать анализ на ВИЧ?
Тауб: Он кашляет, и у него долго заживают царапины. Я подумал, что это указывает на какие-то проблемы с иммунитетом, а анализ крови делать проще, чем пункцию.
Хаус: А поставить градусник – еще проще, удивительно, как ты до этого не додумался.
Форман: Вы думаете, это что-то аутоиммунное?
Хаус: По-моему, это пациент так думает. Синдром Гийена-Барре подходит, так что сделайте спинномозговую пункцию. В конце концов, единственное, что мы можем делать с этим загадочным типом – втыкать в него иголки. Грех не воспользоваться.

Снейп: Я сказал – нет.
Тауб: Мы должны узнать, что с вами.
Снейп: И для этого вы хотите воткнуть иглу мне в позвоночник? Благодарю покорно. Я знаю, что со мной.
Тауб: Вы ошибаетесь. У вас нет ВИЧ.
Снейп: По-моему, это вы постоянно ошибаетесь, а не я. Если вы знаете, чем я болен, то для чего принесли эти пыточные инструменты?
Тауб: Мы не знаем, чем вы больны. Мы думаем, что это что-то аутоиммунное: синдром Гиейна-Барре или волчанка.
Снейп: Что?!
Тауб: Синдром Гийена-Барре или волчанка.
Снейп: Да что вы себе позволяете? С меня хватит, я ухожу отсюда.
Тауб: Послушайте…
Снейп: Вы – банда невежественных шарлатанов! Ноги моей не будет в этом заведении! Прочь с дороги!

Хаус: Эта свинина у вас не из Мексики, случаем?
Уилсон: Возьми говядину и успокойся.
Хаус: Свиной грипп. Звучит как-то… некошерно, тебе не кажется?
Уилсон: Никогда об этом не задумывался. Говорят, на Тауба набросился пациент?
Хаус: Это тоже какая-то некошерная формулировка. Не «набросился», а «бросил». Хотя «пациент бросил Тауба» звучит еще хуже.
Уилсон: В каком смысле «бросил»?
Хаус: У тебя грязное воображение. Швырнул через всю палату.
Уилсон: С ним все в порядке?
Хаус: Ему вкололи галоперидол и привязали к кровати. Не понимаю, почему, по-моему, он совершил крайне разумный поступок. Мне тоже постоянно хочется зашвырнуть Тауба куда-нибудь подальше.
Уилсон: С Таубом все в порядке?
Хаус: Он лежит в травме, и жена со слезами на глазах держит его за руку.
Уилсон: Все так плохо?
Хаус: У него здоровенный синяк на спине и трещина в локтевой кости. Форман просто счастлив.
Уилсон: Потому что у Тауба трещина в кости?
Хаус: Потому что пациент оказался психом. Форман это талдычил с самого начала.
Уилсон: А ты разочарован?
Хаус: Он подавал большие надежды. Знаешь, что за пятна были у него на платке? Чернильные орешки.
Уилсон: А что с монетой?
Хаус: Ничего интересного. Золото высокой пробы, ни одно государство таких не выпускает, наверное, какой-то сувенир. Но, согласись, это несправедливо: человек пишет самодельными чернилами, ест горстями мышьяк и ртуть, носит с собой волшебную палочку и серебряную вилку, а в результате оказывается банальным психом. И у него даже нет волчанки! Ему сделали пункцию, когда он был без сознания, ликвор чистый.
Уилсон: Ты надеялся обнаружить связь между волшебной палочкой и волчанкой? Или между волчанкой и вилкой?
Хаус: Вилкой. Ну конечно же!
Уилсон: Я что, опять тебя осенил? Доешь хотя бы свою говядину.

Хаус: Вы любите гулять ночью в лесу?
Снейп: Вы кто? Почему вы без халата?
Хаус: Потому что голубой подчеркивает цвет моих глаз лучше, чем белый. Вы легко признались, что у вас ВИЧ, но чуть не сломали Тауба пополам, когда он предположил, что у вас волчанка. Вы носите с собой острый серебряный предмет. У вас полно шрамов от укусов. Вы любите гулять в лесу ночью при полной луне?
Снейп: Я не оборотень.
Хаус: Вы уверены?
Снейп: Да.
Хаус: Тогда кто вы?
Снейп: Вы любите нарушать правила.
Хаус: Это не ответ.
Снейп: Принесите мне мои вещи и пообещайте, что меня отпустят, и я расскажу вам, кто я.
Хаус: Расскажите мне, кто вы, и я подумаю насчет вещей.
Снейп: У меня могут быть неприятности с законом.
Хаус: Да, в этом штате не любят, когда людьми играют в сквош.
Снейп: Пожалуйста, не используйте региональные метафоры.
Хаус: Вы не знаете, что такое сквош?
Снейп: Теперь уже знаю. Я за это время от вашей команды набрался совершенно лишних знаний. Вы даете мне слово, что вернете мои вещи, если я все расскажу?
Хаус: Убедите меня.
Снейп: Развяжите мне руки.
Хаус: Неубедительно.
Снейп: У вашего друга галстук в полоску.
Хаус: У половины мужчин в этом здании галстуки в полоску.
Снейп: Свиной грипп. Звучит как-то… некошерно, тебе не кажется?
Хаус: Что?
Снейп: Я могу читать ваши воспоминания, в основном – те, что на поверхности. Правда, без палочки это очень утомительно.
Хаус: Значит, когда Форман с вами разговаривал…
Снейп: Я теперь знаю, что такое наркотики, опиаты и номинативная афазия, а также – какое белье носит доктор Хедли.
Хаус: И какое же?
Снейп: Какое белье носит доктор Кадди, я теперь тоже знаю.
Хаус: Прекратите рыться у меня в голове!
Снейп: Прекратите думать о всяких глупостях.
Хаус: То есть ваш секрет в том, что вы телепат?
Снейп: Мой секрет в том, что я волшебник. И если кто-то узнает о том, что я вам это сказал, у меня будут большие неприятности.
Хаус: И палата с мягкими стенами. Значит, вы вырубили рентген с помощью магии?
Снейп: Я не делал этого специально. Некоторое время назад я начал излучать слишком сильное магическое поле. Часы на мне останавливаются, телефоны соединяют с какими-то посторонними людьми, а ваша аппаратура сходит с ума. Это бывает с волшебниками.
Хаус: И вы занимаетесь поисками философского камня.
Снейп: Нет. Опыты Фламеля здесь все равно повторить не удастся – состав воды не подходит. Я занимаюсь в основном зельями. Алхимия – это просто развлечение в свободное время.
Хаус: Да, ртутное отравление определенно способно развлечь человека долгими зимними вечерами. Откуда у вас шрам на горле?
Снейп: Меня укусила змея.
Хаус: Анаконда, судя по размерам пасти. Вы вроде не были в Южной Америке.
Снейп: Ядовитая змея.
Хаус: Не бывает ядовитых змей такой величины.
Снейп: Я надеюсь. Это был единственный экземпляр. После этого случая у меня проблемы со здоровьем. Скажите, когда ваш коллега говорил о заболеваниях, передающихся…
Хаус: Он не имел в виду секс со змеями. Мы, конечно, странная нация, но не настолько. А вилку вы зачем с собой носите?
Снейп: Старая привычка. Я когда-то работал с оборотнем. Это очень нервирует.
Хаус: Могу себе представить. И Тауба вы бросили об стенку тоже при помощи магии?
Снейп: Разумеется. Дайте мне мою волшебную палочку, и я продемонстрирую вам что-нибудь убедительное.
Хаус: Тоже сломаете мне руку?
Снейп: Только если не будет другого способа вас убедить. Кстати, на вашем месте я бы вынул палочку из заднего кармана джинсов. Это рискованно.
Хаус: Держите.
Снейп: И руки развяжите.
Хаус: А сами не можете?
Снейп: Без палочки – нет. У меня от ваших лекарств голова кругом идет. Если я попытаюсь сейчас колдовать со связанными руками, дело может кончиться сердечным приступом. После чего вы, с вашей современной медициной, благополучно меня угробите.
Хаус: Вы не доверяете врачам?
Снейп: Вы до сих пор не выяснили, почему я потерял сознание.
Хаус: Я это знал еще два дня назад. У вас при поступлении был низкий сахар в крови, а затем он поднялся до нормального уровня. Вам не давали никаких лекарств, способных на это повлиять – зато накормили обедом. У вас был голодный обморок. В следующий раз в перерывах между зельями и алхимией заказывайте себе пиццу.
Снейп: И зачем же вы держали меня здесь столько времени?
Хаус: Мне просто было интересно. Ну что, показывайте ваш фокус.

Кадди: Как он мог сбежать?
Хаус: Если я скажу, что он взмахнул волшебной палочкой и растворился в воздухе, ты мне поверишь?
Кадди: Нет, конечно.
Хаус: В таком случае, я представления не имею, как он мог сбежать.
Кадди: Ты развязал ему руки?
Хаус: Что ты, как я мог? Он же опасный сумасшедший, напал на врача…
Кадди: Боже, я не могу в это поверить. Ты развязал ему руки.
Хаус: Не переживай так.
Кадди: Действительно, что тут такого? Всего-навсего агрессивный тип с неизвестным психическим заболеванием разгуливает на свободе, о чем тут говорить?
Хаус: Да у нас полгорода таких, что ты волнуешься? А этот – еще и вежливый. Почитай, что он мне написал. Пришло сегодня утром.
Кадди: «Уважаемый доктор Хаус. Я приношу свои извинения за свой поспешный уход, однако мое дальнейшее пребывание в вашей лечебнице представлялось мне бесцельным. Я постараюсь принять к сведению ваш медицинский совет. Можете оставить себе мой галеон на память. И вилку тоже.
P.S. Вы не спросили меня, существует ли загробная жизнь, однако я видел, что этот вопрос вас чрезвычайно занимает. Она существует, но в ней нет ничего интересного.
С уважением,
С.».
Хаус: Написано чернилами. Что не говори, а у этого парня есть стиль, правда?

КОНЕЦ
www.snapetales.com/index.php?fic_id=11139

@темы: Рассказ, Гарри Поттер, Интернет, Интересности

URL
Комментарии
2016-11-13 в 12:23 

Anyta - Critical Mind
Какой замечательный диагноз, под него можно танцевать! (с) Хаус
Шикарно)))

2016-11-13 в 14:13 

Remmi
Я не вступаю в безнадежный бой. Я просто - в бой. И дальше - как получится. (с) Альвар
Anyta - Critical Mind,

О, да! Я когда впервые читала - смеялась в голос ))) Автор гениально воплотил очень интересную идею )))

URL
     

Прибежище рифмоплёта

главная